Game of Thrones: Extraordinary

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones: Extraordinary » Личные эпизоды » Young curiosity


Young curiosity

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

КГ, псарни - город, 298г. после В.Э. 7 месяц 18 день.


http://images5.fanpop.com/image/photos/29700000/Direwolves-game-of-thrones-direwolves-29761666-245-245.gif http://images5.fanpop.com/image/photos/29700000/Direwolves-game-of-thrones-direwolves-29761645-245-245.gif

ОПИСАНИЕ:
Лютоволки на территории Семи Королевств большая редкость, а увидеть их в Королевской Гавани шанс один на миллион. Местные дети прекрасно знают об этом и не собираются упускать этого шанса.

УЧАСТНИКИ:
Санса и Робб Старки

+2

2

Принц Джоффри вместе со своим королем-отцом и дядей, лордом Штормового Предела и Мастером над Законами, Ренли Баратеоном уехал еще на рассвете. Об этом септа Мордейн сообщила Сансе, когда они приступали к завтраку, сказав, что видела, как король покидал замок, видимо, на охоту.
—В королевском лесу, поговаривают, видели королевского оленя.
— Я никогда не видела королевского оленя, — вздохнула Санса, перекладывая кусок бекона в платок для Леди. Когда они жили в Винтерфелле, лютоволчица повсюду ходила за ней, даже спала с ней и ела с рук, но в Красном Замке другие правила. Серого Ветра и Леди отправили на псарню, где им совсем не место. «Они же умрут в тех клетках», - говорила Санса Роббу, но ее брат, королевский десница, кажется, совсем ее не слышал. Вот теперь кроме уроков музыки и танцев северянка трижды в день наведывалась на псарню, дабы увериться, что с Леди все хорошо.
Септа Мордейн неодобрительно фыркнула.
— Благородные леди не крадут еду со стола, даже для своих собак, — сказала она, отламывая еще один кусок сотов и выпуская капли меда на хлеб.
Это не собака, а лютоволчица, — заметила Санса и спрятала еще один кусочек мяса в платок. — Во всяком случае, отец разрешил нам держать их.
Септа не смягчилась.
— Ты хорошая девочка, Санса, но клянусь, когда речь заходит об этом звере, становишься столь же непослушной, как твоя сестра Арья. — Она нахмурилась, и Санса тут же опустила глаза. Ей стало стыдно за свое поведение. Но что же делать? Она не может дать Леди умереть с голода! Робб говорил, что их хорошо кормят, но рыжеволосая ему не верила.
— Простите меня, — только и смогла выдавить из себя северянка, а затем поднялась за стола.
— Ты же не на псарню собралась? Ты сегодня должна прелестно выглядеть. Ты же будущая королева.
Санса и без замечаний септы выглядела прекрасно. Она до блеска расчесала длинные рыжеватые волосы и выбрала лучшие голубые шелка. Она знала, что в Красном Замке на нее все обращают внимание. А еще ей не хотелось своим небрежным видом бросить тень на ее принца. Джоффри же ее так любит! Мысль эта вызвала в душе ее странный трепет, хотя до брака оставались еще годы и годы. Санса почти не знала Джоффри, но уже успела влюбиться в него. Именно таким она и видела своего будущего мужа: высоким и сильным, золотоволосым красавцем. Она ценила каждую возможность провести время с ним.
— Я буду аккуратной, — проговорила Санса неуверенно, на псарне всегда очень грязно. Тяжело будет не испачкать подол платья. — Можно мне идти?
Септа одобряюще кивнула, и Санса вышла из своих покоев.
Путь на псарню из башни Десницы был долгим, надо было пройти через весь замок, и первые несколько раз она терялась, так что Джорри и другим северянам приходилось ее искать, но на этот раз она быстро нашла путь.
Санса посильнее сжала в ладошки лакомства для лютоволчицы, и слегка приподняла подол платья, грациозно переступая через лужу нечистот. Затем миновала еще одну. Все шло хорошо, но здесь она услышала рычание и вопли.
— Леди?
Она тут же забыла о платье и всем прочем, что обещала септе, и что есть сил побежала туда, откуда доносились страшные звуки.
«Что… что происходит?».
Рыжеволосая застыла на месте. Серый Ветер, казалось, сейчас перегрызет железную решетку, казалось, он чувствовал на себе боль сестры.
— Пустите ее! —Санса забыв о всех правилах приличия попыталась оттолкнуть мальчишек, что собрались вокруг Леди. — Пропустите меня! — Кто-то ее толкнул, и девушка оказалась на земле, но это ее не остановила. Ее лютовлчице нужна помощь!
Санса поднялась и опять попыталась пробраться к Леди, на этот раз мальчишки не стали ей перечить, они, кажется, испугались ее.
— Что вы наделали? — Она не помнила, как по щекам потекли слезы. Мальчишки кинулись врассыпную. Санса подошла поближе к Леди. Ее девочка еле стояла на ногах. Северянка приобняла ее, дабы, уверить, что все хорошо. Но это было не так. «Кровь. Откуда кровь?». Санса ничего не понимала. Все что она могла – заливаться слезами в надежде, что кто-то поможет. Леди уложила голову ей на колени. «Все будет хорошо, только не умирай».

Отредактировано Sansa Stark (01-03-2018 19:48:12)

+3

3

Жизнь Робба изменилась с того самого дня, как он, вместе с остальными, покинул отчий дом. Он прекрасно помнил те чувства - переполняющий его восторг и пугающая неизвестность. Всю его жизнь готовили к тому, что он станет следующим Хранителем Севера и Лордом Винтерфелла, когда отец его уйдёт на покой. И он всегда с достоинством встречал все свои испытания, не без юношеской наивности, конечно, ведь он считал, что эти дни наступят ещё не скоро и он успеет подготовиться к этому морально и физически. Его вполне устраивал такой расклад и о другой жизни он и мечтать не мог, а теперь, сидя в покоях десницы, ломал свою голову над смертью Джона Аррена и над тем, действительно ли есть тревоге Короля Роберта место быть. Каждый день Робб пытался узнать местных персона побольше, но не от них самих, а от других персон и прислуги, чему последние сильно удивлялись. Каждое услышанное слово вызывало всё больше вопросов в его голове, заставляя искать ответы на них в книгах, что удалось одолжить у Великого мейстера Пицеля. И каждый раз он приходил в тупик, убеждаясь всё больше, что в Королевской Гавани никому нельзя верить. Наверное, если бы не постоянные колкости Теона, Робб бы и вовсе зачах в этом месте, как и его волк, к которому удавалось выбраться лишь в конце дня, чему они оба были совсем не рады. Осознавая всё это, десница грустно направил свой взгляд в сторону окна, где, судя по звукам, происходило нечто интересное. Неспешно поднявшись со своего места, Старк вышел на лоджию, облокотив свои локти о перила. Спокойная полуулыбка на его лице сменилась в тот момент, как он увидел бегущую Сансу к толпе ребятишек, так резво игравшихся с чем-то. Беспокойство нахлынуло на него с огромной силой и, не желая терять ни секунды, поспешил на улицу, минуя огромные лестницы и людей, встречавших на своём пути. Он и так беспокоился за Сансу больше, чем за всё остальное вместе взятое, учитывая тот факт, чьей женой она должна была стать. А увидеть её бегущей - явно был дурной знак, учитывая, что она знала, как должна вести себя истинная леди. Кажется, Робб ещё ни разу не видел, чтобы Санса так спешила куда-то.
Наконец, когда все пролеты были позади, а солнечный свет заставил его чуть прикрыть свои глаза, десница приставил к ним руку, пытаясь понять, где именно девушка находится. И только сейчас он приметил, что ворота в псарню были открыты. Побежав в их сторону, ему удалось заметить свою сестрицу, обнимавшую Леди. Рычание Серого Ветра он услышал только, подойдя к ним ближе и жестом руки, постарался успокоить его, присаживаясь на одно колено подле Сансы и лютоволчицы, осматривая последнюю.

- Что произошло, Санса? Почему Леди не в клетке? Ты ведь знаешь правила, по которым нам разрешили привезти их сюда. - брови его были нахмурены, а строгий взгляд старшего брата был обращен на девочку, которая плакала. Сердце его содрогнулось от её вида, но он был обязан быть строгим, ради её же благополучия. Переводя свой взгляд ниже, на Леди, он убирает своей рукой руку Сансы, что прикрывала рану лютоволчицы. Строгость тут же исчезла с его лица, и он обеими руками раздвинул шерсть, дабы посмотреть на сколько глубока рана. - Тише, Леди, я не сделаю тебе больно. - пытался успокоить лютоволчицу десница, а затем обернулся на Серого Ветра, что всё ещё был в своей клетке и завыл. Создавалось впечатление, что он чувствует её боль и переживает не меньше, чем они. - Рана не глубокая, но, если не дать ей должного ухода, могут появиться большие проблемы. Словно её били тупым предметом или кидались им. - медленно продолжал Робб, рассматривая рану. - Санса, кто её выпустил? Ты? - он убрал свои руки от Леди и поднял взволнованный взгляд на сестрицу. Она ведь знает, что выпускать её днём и без поводка нельзя, а оставлять её одну с местными детьми, которые ни разу не видели лютоволков, грубейшая ошибка. Если королевская семья узнает об этом, даже ему придётся постараться на этот раз, чтобы все остались довольными. Если бы Санса только знала, как сложно ему было просить Короля Роберта о сохранении Леди и Серого Ветра, полностью взяв их под свою ответственность. - Санса, позови главного псаря сюда,
а я пока перенесу Леди обратно в клетку, нельзя допустить, чтобы её здесь увидели посреди дня.
- быстро сообразил северянин, пытаясь понять, как же лучше сделать и не потерять лютоволчицу.

+3

4

Санса постаралась поднять лютоволчицу, но ничего не получилось - слишком тяжелая. «Нужна помощь». Вот только никого рядом нет. Оно и неудивительно, король же охотится, значит, псари, гвардейцы в золотых и белых плащах сейчас в королевских угодьях. Наверное. Санса не уверена до конца, ее никогда не привлекала охота, но когда король Роберт решил загнать лося в Волчьем лесу, вместе с ним на охоту отправился не только лорд Винтерфелла, но еще много прислуги, рыцарей, оруженосцев. Тогда еще Арья ляпнула, что ничего они не поймают, только всю дичь распугают. Наверное, и в Красном Замке действуют те же правила. А еще два золотых плаща, которых она встретила, пока спускалась из башни десницы, сказали, что охота может занять не один день (она не подслушивала, просто говорили слишком громко). Оно и понятно. Королевский лес огромен, если свернуть не туда (или туда) можно в Штормовых землях оказаться, а олень – животное умное и красивое, он может долго прятаться.
«Но ведь кто-то же должен быть».
От бессилия Санса опять всплакнула, поглаживая Леди одной рукой, а второй попыталась остановить кровь, прикладывая платочек к ране. Серый Ветер рычал, пытаясь выбраться из клетки, но даже лютоволку не под силу стальные ограждения.
— С ней все будет хорошо, — сквозь слезы проговорила она, поднимая глаза на лютоволка брата. — Ты так не волнуйся, — еще не хватало, чтобы Серый Ветер поранился. Тогда Санса этого себе не простит.
Она снова попыталась взять Леди на руки, но сил не прибавилось, оставалось только ждать. «И где же эти гвардейцы, когда они так нужны?» — Робб запрещал ей ходить одной по замку. Отчего? Наверное, волнуется. «Джори… Томард…Варли…». Сейчас она была рада даже септе, если бы та помогла ей донести Леди к покоям. «Пусть отчитает меня за испорченное платье и растрепавшиеся волосы, но поможет». Разве она о многом просит?
Сколько Санса просидела, она и не знает. Возможно, целую вечность, а возможно всего-то ничего, она не помнит, как возле нее появился Робб и что он сказал, все, что ее волновало сейчас – Леди.
— Я… Они… — Санса перевела взгляд на брата. Она больше не плакала, по крайней мере, пыталась. — Это все те мальчишка, я ее не выпускала, — Неужели он думает, что она могла нарушить правила? Это Арья могла бы такое сделать, но Санса – нет. Ей не нравилось, что ее любимица должна жить в таких условиях, но она понимала, что пока это только единственный возможный выход. Неужели брат о ней такого плохого мнения? Она же будущая королева, она должна поступать правильно. Санса бы никогда не пошла бы против воли короля Роберта, он же такой добрый к ней и Роббу! — Они били ее деревянными мечами, это они ее выпустили. — Почему он ей не верит? Она же его сестра! И почему именно Леди? Она же такая хорошая, совсем не зубоскалит, как Серый Ветер или Лохматый Песик. «Вот выпусти ли бы они Ветра…». Санса затихла и испугалась. Нет, нет, нет, она сосем не хотела, чтобы кто-то пострадал.
— Робб, —девушка смотрела на брата с таким умаляющим взглядом, что самой стало стыдно, — Пожалуйста, Робб, не оставляй ее здесь. Для них она просто еще одна диковинка, они не будут за ней ухаживать. Я… я сама ее выхожу.
«Пожалуйста, Робб, не забирай ее у меня».
Санса опять обняла Леди. Свою милую лютоволчицу, единственную подругу здесь. Ее напоминание о Севере и доме.

+2

5

Попытки вразумить свою младшую сестру оказались тщетны, а жалостны вой Серого Ветра лишь удручал обстановку ещё больше. Он видел, как Санса искренне переживает за Леди и прекрасно понимал её чувства, как и понимал то, что она говорит правду. Но от этого не становилось легче - правила были для всех едины и королева Серсея четко дала понять, как относится к их питомцам. Жаль, что она не ездит на охоту вместе со своим мужем, может тогда в замке стало хоть чуточку уютнее и спокойнее.
Поняв, что Сансу он не отгонит ни на шаг от Леди, Робб на несколько секунд сосредоточил свой взгляд на лютоволчице. Нельзя было оставлять их здесь двоих, посреди двора, но и нельзя в таком состоянии оставлять Леди в псарнях. На её месте мог оказаться и Сервый Ветер. От этой мысли его сердце сжалось и, тяжело вздохнув, он аккуратно поднял Леди на руки, а затем поднялся и сам. Вид у него был решительный и, в какой-то степени, грозный. Он не может бросить члена своей семьи на произвол семьи, а ведь именно оными и являлись их лютоволки. Главное сейчас - спасти ей жизнь, а с последствиями он постарается разобраться позже. Всё-таки слово десницы должно иметь вес, главное - быть искренним в своих словах.

- Отнесем её к Великому мейстеру Пицелю, пусть обработает ей рану, а если понадобиться и зашьет. Сегодня она будет ночевать в Замке, но завтра ей придётся вернуться на своё место. - Робб постарался быть мягче, глядя на расстроенную Сансу, но он по прежнему оставался серьезным и немного встревоженным. Такая выходка не пройдёт без внимания, остаётся надеяться лишь на то, что Великий Мейстер умеет держать язык за зубами, в противном случае, ему предстоит визит к королеве.

Кивнув Сансе в сторону Красного Замка, зовя её за собой, Робб уверенно зашагал в покои Великого Мейстера, не обращая внимания на многочисленные взгляды и перешептывания за спиной. Отец бы поступил так же. Старался повторять себе как можно чаще молодой волк и это вселяло в него малую толику уверенности в себе и своих действиях. Спешно минуя лестничные пролеты, не только для того, чтобы успеть привести Леди вовремя, но и для того, чтобы не попасться на глаза кому-то влиятельному в этом замке. Даже секундная задержка могла оказаться роковой. Обернувшись через плечо к Сансе, он спешно заговорил, когда дверь Великого мейстера стала видна.

-Санса, ни кому не говори об этом и ни с кем не обсуждай. Тем более с Джоффри. Я постараюсь всё уладить, в случае чего. - убедившись, что младшая сестра его поняла, он толкнул дверь Пицеля плечом, а затем зашёл внутрь. Удивление Великого Мейстера было видно невооруженным взглядом. - Великий Мейстер, у вас сегодня необычный пациент, вы же можете осмотреть её? - Робб старался быть грозным, на сколько позволял его юный вид, а сказав это, не дожидаясь ответа Пицеля, положил её прямо на кушетку.

0

6

Санса понимала, как тяжело сейчас ее брату. Пост десницы короля в столь юном возрасте – это большая честь, но в тоже время и ответственность. Все его слова и действия двор рассматривает под увеличительным стеклом и только ждет, когда он сделает что-то не так. Но Робб молодец, он перенял от родителей лучшие черты, и он обязательно со всем справится. Он же Старк, а Старки всегда со всем справлялись.
Леди попыталась показать характер, когда Робб поднял ее на руки, отчего девушка еще больше испугалась, но на этот раз не за свою лютоволчицу, а за брата. Еще не хватало, чтобы Леди в порыве злости и страха его укусила, что же она тогда будет делать, а родителям что скажет?
— Леди, не злись, это же Робб, он тебе не причинит зла.
Кажется, ее девочка начала понемножку успокаиваться. «Не зубоскалит, и это уже хорошо». Санса поправила платье, попыталась оттереть пятнышко на рукаве и пригладить волосы, будущей королеве непозволительно выгладить так, как будто она провела целый день на конюшне. Леди-мать обязательно отчитала бы ее за такой вид. «Но мама сейчас далеко на Севере у кровати Брана», – от этих мыслей становилось грустно и как-то не по себе. Санса очень волновалась за своего младшего братика. Брандон же совсем ребенок, он такой хороший и умный мальчик, мечтает стать рыцарем, вернее мечтал. Все в Винтерфелле знают, что сказал мейстер Лювин лорду и леди Винтерфелла: «Даже если мальчик придет в себя, ходить он не сможет» - и это ужасно! «Но лучше чем смерть». Санса молилась Старым и Новым богам, дабы те помогли Брану, но хороших новостей из Винтерфелла все не было и не было. Наверное, боги не слышат ее. Отец не раз говорил ей, что на Севере Семеро бессильны, а в богороще Красного Замка нет чардрева, значит, Старые боги не могут услышать ее молитвы. «Так кому я моюсь?».
Из мыслей девушку вырвал голос брата. Робб решил отнести Леди к мейстру – это не могло не радовать. Но с другой стороны, зачем им идти к нему, можно же позвать его к ним в башню десницы? И мейстер Пицель он же… От служанок, которые до этого прислуживали леди Лизе Аррен, она слышала, что Великого Мейстра Пицеля подумывают отстранить от дел, мол, пока лечением лорда Долины занимался мейстер Колемон, мейстер Орлиного Гнезда, лорд Аррен шел на поправку, но стоило только его сменить мейстером Красного Замка, как случилось то, что случилось. «Глупые сплетни», – только и тряхнула головой девочка. Служанки постоянно все перевирают, а леди не подобает греть уши.
Санса еле-еле успевала за Роббом, пытаясь не обращать внимание на все странные взгляды и перешептывание за ее спиной. «Я будущая королева, я должна уметь себя держать в руках», – но все же, как хотелось сейчас убежать в свои покои или хотя бы спрятаться за спиной брата. «Вот им будет, что обсуждать». Потом обо всем может узнать Ее Величество и разорвать помолку (ведь кому нужна такая невеста?), девочке даже подумать страшно было.
— Хорошо, — тихо выдавила она из себя, подумывая, что и без нее Джоффри обо всем узнает, но снова-таки решила молчать, Робб и так волнуется.
Санса помогла брату отрыть дверь, затем мягко прикрыла ее. Великий Мейсер дремал над какой-то старой книгой, название которой уже не прочесть, а в его комнате пахло всевозможными травами. «А ведь где-то на этих полочках притаились и яды». На мгновение девочка подумала, что старый мейстер может случайно что-то попутать и напоить Леди, к примеру, слезами Лиса и что тогда они будут делать? «Но он же Великий мейстер, он бы такого не допустил», – уверила себя девочка. Робб тем временем положил лютоволчицу на стол, и Пицель вместе со своими помощниками взялись осматривать рану. На этот раз Леди уже не злилась, наверное, устала.
— Робб, — девочка говорила тих, не сводя взгляда от своего питомца, — прости меня, я совсем не хотела тебя посрамить.
Тем временем один из молодых помощников Великого Мейстра взял огромную игу и нить, отчего по коже девочки пробежали мурашки, и она отвернулась в сторону двери. Она не должна себя вести, как совсем маленькая девочка, но это же так страшно.

+1

7

Сейчас уже Роббу не было страшно, адреналин в его крови вытеснил все эмоции и заострил его внимание на благополучии Леди. Ему было уже не важно узнает ли Королевская семья о случившемся и что она скажет, как и не важно то, что Великий Мейстер предназначен лечить людей, а не животных. Молодой волк не хотел терять драгоценного времени на поиски лекаря на псарнях, которого чаще не было на месте, и поэтому привел раненную именно сюда. Каждое действие Пицеля и его помощников проходило под тщательным наблюдением десницы, в глубине души он боялся, что раз Великий Мейстер не справился с Джоном Арреном, то и с Леди не справится подавно, но все эти мысли старался держать глубоко в себе, замечая, как Санса и без того волнуется, а то, что она отвернулась от стола лишь лишний раз подтверждало это. Но лютоволчице нужна была хозяйка в этот трудный момент, нужна была для того, чтобы успокоить и не дать ей навредить Пицелю и помощником. Ведь Робб хоть и был своим для неё, слушалась она только свою любимую хозяйку, как и каждый из их лютоволков. Скрестив руки на груди и не отводя своего взгляда от процесса, он позвал Сансу уверенным и немного грубым голосом, делая небольшую паузу после её слов:

- Санса, подойди к столу, она должна чувствовать, что ты рядом, что ты не покинула её в этот час. - Робб намеренно не поворачивался в сторону младшей сестры, дабы не увидеть её переживаний, а, возможно, и слёз. Тогда его сердце точно не выдержит и он уже не сможет вести себя так же уверенно и стойко, как пытался вести себя сейчас. Он переживал, пусть это и можно было прочесть лишь в его опечаленных глазах. - Тебе не за что извиняться, мы с самого начала не должны были отдавать их на псарни. - с толикой злости в голосе, наконец отозвался он на её слова, крепко сжав ладони в кулаки. После случившегося, он просто обязан поднять этот вопрос снова. Они ведь не дикие звери и то, что Леди никого не ранила, судя по всему, должно было подтвердить это лишний раз.

По внешнему виду Великого Мейстера было видно, что он совсем не рад сегодняшнему занятию и, кажется, сильно боялся лютоволчицу. Руки его то и дело тряслись то ли от этого самого страха, то ли от глубокой старости, а, может, и от того, и от того. Это не нравилось Роббу от слова совсем, он не видел серьезности на его лице и того, что тот сильно старался. Мейстер Лювин никогда бы не позволил себе подобного и в считанные секунды предпринял бы все необходимые меры, но его, к сожалению, здесь не было и приходилось довольствоваться тем, что они имели. Наблюдая, как Пицель не может определиться с выбором нужной ему склянки, Робб подошел к нему ближе, остановившись за его спиной, пытаясь понять, что же написано на самих склянках, но всё было тщетно - язык не был ему знаком.

- Если с Леди что-то случится, если хоть один шов на её ране загноится, я лично распоряжусь о том, чтобы вас казнили у Септы Бейлора. Это ведь вы присматривали за Джоном Арреном в последние его дни, не так ли? Стоит ли мне включить вас в список подозреваемых под первым пунктом, ссылаясь на вашу старость и невнимательность из-за неё? - в голосе его можно было услышать гнев, но говорил он умеренно и твердо, искренне веря в свои слова и подтверждая это всем своим видом. Если Великого Мейстера так трясет от полуживой лютоволчицы, то как на него повлияют слова десницы? Оставалось надеяться, что это поможет Пицелю сделать правильный выбор и спасти бедную Леди.

+1

8

«Действительно, очень похож на отца. Нет, на лорда Винтерфелла, Эддарда Старка». Санса все бы отдала, чтобы поглядеть на тех маловоспитанных лордов и леди, которые за спинами насмехались над тем, что бастард больше похож на отца, чем родной сын и наследник. А такие были. Однажды девочка сама стала невольной свидетельницей столь малоприятной беседы. Тогда старшая дочь лорда Эддарда Старка и достопочтенной леди Кейтилин из дома Талли впервые задалась вопросом, почему люди так любят обсуждать других. Это же так неприятно! Сансу, по правде говоря, эти злые слова совсем не задели, она не видела ничего плохого в своих волосах цвета осенних листьев, ведь Талли – сильный и великий дом из Речных земель, ничем не уступающий в славе и красивой истории другим Великим домам Семи Королевств. Но вот Робб… С ним ведь все по-другому. Он же наследник Севера, первенец, к нему всегда были повышенные требования и ожидания. И наверное, такие колкие фразы о том, что бастард больше походит на отца, чем первенец, могли его задеть, если он слышал их. Санса ведь не слепая и видит, как Робб из-за дня в день старается быть лучше во всем, за что он берется. «Может, стоит ему что-то сказать?». Вот только что она может? Да и, наверное, он сам все знает. Робб ведь умен не по годам и давно не мальчик, чтобы обижаться на столь глупые слова глупых людей. «Наверное, рассмеётся и скажет, что кому-то надо меньше других слушать».

Санса заставила себя сделать шаг вперед и опять посмотреть на стол. Ее пугали все эти ножи, иглы и травы, но Робб прав, Леди должна понимать, что ее не бросили. «Если она испугается, может произойти непоправимое», – тогда король точно разозлится, а она совсем не хочет этого. Король Роберт и королева Серсея так добры к ней и Роббу, а за добро надо платить добром.
Санса находит в себе силы и кладет руку на шею Леди. Она гладит лютоволчицу, пытается даже улыбнуться, чем, кажется, совсем озадачила Великого Мейстера и его помощников. «Для них она просто хищник. Они ее боятся». Но как тогда они смогут ей помочь? Это все казалось девочке таким сложным и непонятным. Но, наверное, Санса тоже боялась бы подойти к лютоволку, если бы это не была Леди или Серый Ветер, Нимерия или Лето, Призрак или Лохматый Песик. «Надо им показать, что она хорошая».
Санса подзывает к себе одного из учеников Великого Мейстера. Юноша был совсем еще юн, возможно на три года старше Робба, но не такой широкий в плечах, как ее брат, но, наверное, очень умен, если его приставили к мейстеру.
Не бойся ее, — тихо проговорила Санса, — она совсем не дикая. Дотронься до неё.
У мальчишки тряслась рука, но все же он сумел переступить через страх. Леди даже не пошевелилась, только смотрела на незнакомца золотыми глазами.
«Видишь, совсем не страшная».
Мальчишка осмелел и теперь даже взялся осматривать рану о чем-то перешёптываясь со своим другом. Санса же стояла поблизости, так, чтобы Леди ее видела. «Как бы еще мейстеру Пицелю показать, что лютоволка не стоит бояться», - от угроз Робба руки у старика начали еще больше трястись. Это видели и его ученики, наверное, поэтому начали спасать жизнь Леди без присмотра своего учителя.
Миледи, — обратился к ней тот самый юноша, к которому Санса обращалась немножко раньше. — Миледи, пожалуйста подайте вон ту зеленую баночку. Надо обработать край раны и достать щепки.
Санса тут же поспешила исполнить просьбу. Ей было совсем несложно, она же понимала, что ученики великого мейстера просят ее об этом не просто так, а из необходимости.
Старк взяла необходимый пузырек, уже хотела его передать юноше, как здесь…
Звон стекла и металла, вперемешку с несладкими речами, которые непозволительно знать Великому мейстеру. А главное – жгучая боль где-то в руке в зоне запястья.
Санса смотрит на брата, затем на устроенный ею и мейстром хаос и только потом на свою руку. На платье уже виднеются капли крови. Девушка тут же бледнеет, а земля уходит из-под ног.

+1

9

С каждой минутой чувство становилось сильнее и сильнее. Роббу начинало казаться, что именно он виноват в том, что случилось с Леди. Он ведь десница, старший брат в конце концов, и не смог доглядеть за любимицей младшей сестры. Это ведь он согласился отдать их на псарни, это ведь он не стал оспаривать данное решение, считая, что оно лучшее, и это он приходил лишь раз в день навестить их, а то и через день. Сейчас ему за всё это было стыдно, хотелось собрать всех северян и уехать обратно в родной Винтерффелл, подальше от этого проклятого места. Чувство собственной беспомощности - самое ужасное, что может чувствовать мужчина и Робб сейчас всем своим телом ощущал его. Становилось всё сложнее скрывать это в себе, глаза бегали по комнате и людям, наполнявшим её, в поисках того, за что можно было бы зацепиться. Но этого не было. Казалось, всё, что он мог сделать и чем помочь, было сделано и теперь жизнь Леди находилась в руках Пицеля, его помощников и Сансы. Робб сделал пару шагов назад от Пицеля, а потом и от стола, дабы лишний раз не мешать им и пытался сосредоточить своё внимание на лютоволчице. От внутреннего переживания у него появился звон в ушах. который перекрывал все разговоры присутствующих, но стоило склянкам достигнуть пола и разбиться, слух снова вернулся к нему. С ужасом он обернулся на звук и увидел, как Санса лежит рядом с разбитыми склянками, сомнений не было, дело тут далеко не в её слабости - Санса всегда умела находить в себе силы, при поддержке близких, в сложных ситуациях. Быстро миновав расстояние и практически отталкивая Великого Мейстера подальше, Старк присел на колени, обхватив верхнюю часть тела младшей сестры руками.

- Что было в этих склянках?! Это вы хотели дать Леди?! - злостным криком разорвал тишину молодой волк, обращая свой свирепый взгляд на Пицеля и его помощников. После этого, он пытался привести Сансу в чувства, слегка тряхнув её за плечи, а потом проводя ладонью по щеке. - Санса, очнись! Санса, ты ведь просто испугалась и ничего больше? Пусть это будет так, прошу тебя! - отчаяние было слышно в его словах, а за спиной еле слышно их последних сил зарычала Леди. Это был не добрый знак и все в этой комнате понимали это. Застывшие мейстер и его ученики не говорили ни слова, от чего Роббу начинало казаться, что это их общий заговор. Не ясно было кого, но кого-то они хотели сегодня убить. - Сделайте что-нибудь! - вновь обернувшись на лекарей, отчаянно бросил Робб, уже не выделяя никого по именам. И только молодой помощник, с которым Санса успела перекинуться до этого парочкой слов, первым сделал шаг к полкам и достал оттуда какую-то маленькую склянку, разбавил с водой, а затем протянул деснице. По его словам, это должно было привести её в чувство. С сомнением, придерживая Сансу одной рукой, а второй принимая чашу, он посмотрел сначала на младшую сестру, а затем на лекарство. Кто из них двоих был виновен в её состоянии? Великий Мейстер или его ученик? Кто хотел отравить Леди, а под раздачу попала её хозяйка? Мысли Робба начинали путаться и он принимает решение, довериться молодому ученику, чуть приподнимая сестру и вливая ей лекарство. Когда же чаша была пуста, Робб опустил её на пол, а сестру обнял обеими руками, растерянно глядя в её совсем юное и родное его сердцу лицо. Ну же, Санса, очнись! Очнись! Робб уже не мог продолжать говорить в слух, к горлу его будто подкатил ком. На мгновение ему показалось, что время и вовсе замерло, не желая продолжать свой ход и показывать Старку эффект от лекарства.

+1

10

Великий мейстер Пицель не торопился что-то делать. Да и зачем? Это разве его вина, что девица такой неосторожной оказалась? По-хорошему ее вместе с братом и этим зверем надо было совсем сюда не пускать. Ишь, что придумали! Он величайший и светлейший ум Вестероса, лекарь и советчик королей, а не какой-то вам полумейстер -едоучка! Не в его компетенции всяких диких и опасных животных лечить. Да чтоб они в седьмое пекло провалились, с ними! Место лютоволков в лесах за Стеной или в царских палатах в качестве чудного трофея, но никак не в замке! Это, между прочим, он и пытался донести до короля Роберту, но тот только посмеялся и махнул рукой, мол, они же дрессированные, так что нечего их бояться. Интересно, что первый своего имени на этот раз скажет, когда узнает о случившемся. А Пицель постарается, чтобы инцидент на псарнях не остался без внимания королевской семьи. Может, еще немножко все приукрасит, вернее, будет дальновидным и скажет, что на месте этих озорных мальчишек мог быть кронпринц или принц Томмен. Да, стоит немножко подлить масла в огонь, а затем наблюдать за катастрофой. Если все пойдет как надо, то пост десницы достанется более правильному человеку – Тайвину Ланнистеру. Старый мейстер уже устал от криков этого волчонка. Еще юношеский пушок на щеках, зато сколько самоуверенности! Смотреть противно.

«Что произошло? И где я?».
Санса попыталась открыть глаза, но ничего не получилось. Было так больно, как будто кто-то специально давит на веки.
«Я что умерла?».
Она испугалась. Очень-очень сильно.
«Нет, нет, нет, все на должно закончится вот так!».
Она же невеста кронпринца, а через несколько лет станет его женой. Все не должно закончиться вот так. Король же растворится, лорд-отец расстроится, а леди-мать…  Ей итак ведь сейчас очень-очень тяжело.
«Откуда эта боль?».
Девочка попыталась пошевелить рукой, от чего вспышка боли прошлась по всему телу.
«Ой!».
Она открыла глаза, не понимая, что происходит. Мир вокруг был как будто в тумане, в голове гудело, во рту было кисло, а еще заболел живот.
«Так я не умерла?».
Санса пытается понять, кто перед ней.
«Робб. Почему он такой грустный?»
- Леди… - Девочка испугалась, что с ее любимицей что-то случилось. – Как она? Что с тобой, Робб?
На ее брате совсем не было лица. Складывалось впечатление, что он чем-то очень-очень обеспокоен.
«Я его напугала? Как стыдно».

0


Вы здесь » Game of Thrones: Extraordinary » Личные эпизоды » Young curiosity


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC